Uahistory.info

Наш форум
Написати нам
Зробити стартовою
Додати до обраного
Про нас
Контакти
  Категорії
  Архів новин
Квітень 2018 (3)
Березень 2018 (2)
Лютий 2018 (3)
Січень 2018 (7)
Грудень 2017 (4)
Листопад 2017 (3)
Жовтень 2017 (1)
Вересень 2017 (4)
Травень 2017 (13)
Лютий 2017 (40)
Січень 2017 (81)
Грудень 2016 (44)
Листопад 2016 (23)
Жовтень 2016 (6)
Вересень 2016 (53)
Серпень 2016 (18)
Липень 2016 (23)
Червень 2016 (100)
Травень 2016 (142)
Квітень 2016 (37)
Березень 2016 (70)
Лютий 2016 (54)
Січень 2016 (10)
Грудень 2015 (110)
Листопад 2015 (20)
Червень 2013 (1)
Травень 2013 (2)
Квітень 2013 (48)
Березень 2013 (81)
Лютий 2013 (6)
Січень 2013 (79)
Грудень 2012 (1)
Листопад 2012 (2)
Жовтень 2012 (1)
Вересень 2012 (94)
Серпень 2012 (160)
Квітень 2012 (13)
Березень 2012 (24)
Лютий 2012 (46)
Січень 2012 (20)
Грудень 2011 (43)
Листопад 2011 (8)
Липень 2011 (2)
Червень 2011 (30)
Травень 2011 (28)
Листопад 2009 (1)
Січень 2008 (1)
Грудень 2007 (13)
Листопад 2007 (2)
Жовтень 2007 (2)
Вересень 2007 (5)
Серпень 2007 (10)
Липень 2007 (1)
 



КНЯЗЬ ГАЛИЦЬКО-ВОЛИНСЬКИЙ РОМАН, РИМСЬКИИ ПАПА I ПОЛЬЩА

(початок XIII ст.)

Роман Мстиславичь, мстя Ляхом неправды и свои раны, и собрав войско Галичское и Володимирское, весне иде к Сендомиру, два города взя и много попустоши; а слышах, иже Мешко умер, чаяше от братаничны королевы и сына ея Лешка приреченную ему проторь получити, и воспятися не взяв мира. Слышав же, иже Лешка на Королевство не взяли, и разгневався иде паки к Сендомиру, и нача более разоряти и села жещи. Ляхи же пустиша Лешка, абы стал от себе просити Ярослава; он же не ведый лъсти их, дететске бо бе, посла от себе послы Романа просити. Таже и Папа слышав, ижь Роман Угре и Ляхи победи, и всю Русь под себе приведе, ела к нему свой поел, намовляти в латинскую веру свою, обещавая ему грады и королем в Руси учинити. Роман же препирашеся от письма, а они не срамляся належаху ему ласковыми словесы. Едину же молвящу послу

тому к Романови, како Папа мочный, и можеть его богата, сильна и честна мечем петровым устроити, изъяв мечь свой рече послу: “Такий ли то мечь петров у папы? иж имать такий, то можеть городы давати, а аз доколе имам и при бедре, не хочу куповати ино кровию, яко же отцы и деды наши размножили землю Рускую”. Послом же Пешковым рек: “Идите и рцыте: “аз не хощу земли ваю вредити, толе заплатите ми проторь, иж приоекоша; а не можете ли толико сребра вскоре собрати, дайте ми Люблин с землею, даже выплатите”. И отпустив послы тые, к Галичу иде.

Історія України в документах і матеріалах.—.Т 1.—С. 150.

БОРОТЬБА КНЯ3ІВ ДАНИЛА РОМАНОВИЧА I МСТИСЛАВА УДАЛОГО ПРОТИ НАПАДУ ПОЛЬЩІ Й УГОРЩИНИ НА ГАЛИЧИНУ

(1213—1219 рр.)

Времени же минувшю, еха Данил ко Мьстиславу в Галичь, рекы на Лестька: “яко отчину мою держить”; оному же вещавшю: “сыну! за первую любовь не могу на нь востати; а налези собе други”. Данилу же возвратившуся к домови, и еха с братом и прия Берестий, и Угровеск, и Верещин, и Столпье, Комов, и всю Украину. Лестько же велик гнев имея на Данила; весне же бывши, и ехаша Ляхове воевать, и воеваша по Бугу. И после по них Данил Гаврила Душиловича и Семена Олуевича, Василка Гавриловича; и биша и до Сухое Дорогве, и колодники изымаша, и возвратишася в Володимерь с великою славою. Тогда же Клим убьен бысть Хрьстиничь, един от всих его воин, его же крест и доныне стоить на Сухой Дорогви. Ляхы же многи избиша, и гнаша по них до реки Вепря. Льстькови же творящю, Мьстиславлим с (ъ) ветом Данил приял есть Берестий, Лестько же посла ко королеви: “не хочю части в Галичи, но дай его зяти моему”. Король же посла вой многи и Лестко, и придоша к Перемышлю; Яронови же тогда тысящю держащю в Перемышли, избеже передь ними. Мьстислав бо бе со всими князьми Рускыми и Черниговьскыми, и посла Дмитра, Мирослава, Михалка Глебовича, противу им к Городку: Городок бо бе отложилъся, бяхуть в немь людье Судиславли. И Дмитрови бьющися под городом, придоша на нь Угре и Ляхове; и побеже Дмитр; тогда же и Василь дьяк, рекомый Молза, застрелен бысть под городом; Михалка же Скулу убиша, согонивше на Щиреце, а главу его сосекоша, трои чепи сняше золоты и принесоша главу его ко Коломанови; Мьстиславу же стоящу на Зубрьи, Дмитр прибеже к нему. Мьстиславу же не могшу биться с Угры, и просяше зятя своего Данила и Олександра Да быста затворилася в Галиче; обещася ему Данил и Олександр ити в Галичь, Данил же затворися в Галиче, а Олександру не смевшю. Тогда же великая княгини Романовая восприимши мниский чин. Потом же приде рать под город, Каломан и Ляхове: и многу бою бывшю на Кровавом броду, и паде на ня снег, не мооша стояти, идоша за Рогожину, идоша на Мьстислава и прогнаша и(з) земли. Мьстиславу же поведавшю Данилови: “изыди из града”; Данил же изыде с Дмитром тысячькым, и с Глебом Зеремеевичем, и со Мирославом, изыдоша из града и быша про тиву Толмачю, угони и неверный Витовичь Володислав, наворо тившеся на нь, и прогнаша, и, и коня от него отъяша. Данил бо млад бе, и видев Глеба Зеремиевича и Семьюна Кодьниньского мужескы ездяща, и приеха к нима укрепляя и, и инии же устрьмилися бяхуть на бег; того же дни бишася весь день олне до нощи; тое же нощи увернушася, Данил и Глеб Зеремеевичь яста Яньца, млад сы показа мужьство свое, и всю нощь бистася наутрея же угони и Глеб Василевичь, уверьнувшежеся Данил на нь и гна дале поприща, оному же утекшю пред ним борзости ради коньское; Данилови же возвратившюся и единому едущю межи ими, онем же не смеющим наехати на нь, донеле же взъеха к нему Глеб Судиловичь и Гаврило Иворовичь и Перенежько оттуда проидоша в Онут и идоша в поле. Бывъшю же гладу велику, поидоша возы к Плаву на канун святаго Дмитрея, вземще возы накормишася изобилно и похвалиша бога и святаго Дмитрея, яко накорми я. Оттуду же придоша ниже Кучелемина, мысляще, куд прейти реку Днестр; божиею же милостию придоша лодья из Олешья, и приехаша в них на Днестр, и насытишася рыб и вина; оттуда же приехал Данил ко Мьстиславу, Мьстислав же великую похвалу створи Данилови, и дары ему дасть великыи и конь свой борзый сивый, и рече ему: “пойди, княже, в Володимерь, а яз пойду в Половци, мьстив сорома своего”. Данилови же приехавшю в Володимерь...

В лето 6725. Выйде Филя, древле прегордый, надеяся об (ъ) яти землю, потребити море, со многими Угры, рекшю ему: “един камень много горньцев избиваеть”, а другое слово ему рекшю прегордо: “острый мецю, борзый коню — многая Руси!” Богу же того не терпящю, во ино время убьен бысть Данилом Романовичем древле прегордый Филя. Олександру же отступившю от Данила и от Василка ко Лестькови, не бе бо има помощи ни от кого же, развее от бога, дондеже приде Мьстислав с Половци. Изыиде же Филя со многими Угры и Ляхы из Галича, пойма бояре Галичкыя, и Судислава цьтя, и Лазоря и ины; а ини разбегошася: загордебося бе. В лето 6726. Тишина бысть.

В лето 6727. Приде Лестько на Данила к Щекареву, бороня ити ему на помощь Мьстиславу, тестеви своему. Кондратови же приехавшу мирить Лестька и Данила, познавшю же ему лесть Лестькову; и не веле князю Данилу ехати к Лестьку. Филя же строяшеся на брань; мняше же бо яко никто можеть стати про-тиву ему на брань; остави же Коломана в Галичи, и созда град на церкви пречистое владычица нашея богородица, яже не стерпевше осквернения храма своего, а вдасть ю в руце Мьстиславу. Бе бо ту с Коломаном Иван Лекин, и Дмитр, и Бот. Половцемь же приехавшим видити рати, Угром же и Ляхом гонящим я, увернувся Половцин застрели Уза во око, и спадшю ему с фаря взяша тело его, и плакашася по немь. Наутрея же, наканун святой богородици, приде Мьстислав рано на гордаго Филю и на Угры с Пяхы, и бысть брань тяжка межи ими: и одоле Мьстислав. Бегающим же Угром и Ляхом, избьено бысть их множьство, и ят бысть величавый Филя паробком Добрынином, его же лживый Жирослав украл бе, и обличену ему бывшю, про него же погуби отцину свою. И победившу же Мьстиславу поиде к Галичю, бивщим же ся им о врата градная, и возбегоша же на комары церковныя и инпи же ужи возвлачишася, а фаре их поимаша: бе бо град створен на церкви; онем же стреляющим и камение мещющим на гражаны, изнемогаху жажею водною, не бе бо воды в них; и приехавшю же Мьстиславу, и вдашася ему, и сведени быша со церкви. Данилови же приехавшю в мале дружине с Демьяном тысячкым, не бе бо приехал во время то, потом же приеха Данил ко Мьстиславу: и бысть радость велика, спас бог от иноплеменьник: вси бо Угре и Ляхове убьени быша, а инии яти быша, а инии бегающе по земле истопоша, друзии же смерды избьени быша, и никому же утекши от них; тако бо милость от бога Руской земле. [...].

Історія України в документах і матеріалах.—Т. 1.—С. 152—154.

БОРОТЬБА КНЯ3ІВ МСТИСЛАВА УДАЛОГО I ДАНИЛА РОМАНОВИЧА ПРОТИ НАПАДУ НА ГАЛИЧИНУ УГРІВ I ПОЛЯКІВ

(1226—1227 рр.)

Мьстислав же, по совете льстивых бояр Галичьких, вда дщерь свою меншую за королевича Андрея, и дасть ему Перемышль. Андрей же послушав лестиваго Семьюнка Чермьнаго, и бежа во Угры и нача воздвизати рать; бывши же зиме, прииде ко Перемышьлю, Юрьеви тогда тысящю удержащю, переда Перемышль и бежа сам ко Мьстиславу. Королеви же ставшю во Звенигороде, и посла вой свои к Галичю, сам бо не сме ехати к Галичю: поведахуть бо ему волхвы Угорьскыя, яко узревшу Галичь не быти ему живу; он же тоя ради вины не смея ити в Галичь, яко веряшеть волхвом. Днестру же наводнившюся, не могоша перейти. Мьстислав же выеха противу с полкы; онем же позоровавшим с, и ехаша Угре во станы своя: бе бо с королемь Пакослав с Ляхы. Оттуду же пойде король ко Теребовлю и взя Теребовль, и пойде к Тихомлю и взя Тихомль: оттуду же приде ко Кремянцю, и бися под Кремянцем, и много Угор избиша и раниша. Тогда же Мьстислав Судислава посла к зяти своему князю Данилу, рекый: “не отступай от мене”; оному же рекиво: “имам правду во сердци своемь”. Оттуду же приде король ко Звенигороду. Выеха же Мьстислав из Галича, Угре же выехаша противу ему со станов Королевых, Мьстислав же бися с ними и победи я: и гнаша по них до станов Королевых, секуще и; тогда же Мартиниша убиша, воеводу королева. Король же смятеся умом, и пойде и(з) земли борзо. Данилови же пришедшу ко Мьстиславу с братом Василком ко Городку, и Глеб с ними, а молвящим им “пойди, княже, на короля, по Лохти ходить”, Судислав же браняшеть ему, бе бо имеяшеть лесть во сердци своемь, не хотяще бо пагубы королеви, имеяше бо в немь надежу велику: беаше бо король изнемоглся. Льстькови же в то время идущу в помощь Данилови же бранящю ему не помогати королеви, оному наипаче хотящю. Данил же и Василко посласта люди своя к брату не дастя ему прити; оттуду же возвратився иде по свою землю: изнемогл бо ся бе ходив на войну. А король Угорьскы иде во Угры. Тогда же угони Изяслав со лестивым Жирославом, идоста с ним Угры. Потом же Судиславу льстящю подо Мьстиславом, рече ему: “княже! дай дщерь свою обрученную за королевича, и да ему Галичь: не можешь бо держати сам, а бояре не хотять тебе” Оному же не хотящю дати королевичю, наипаче хотящю дал Данилови, Глебови же Зеремеевичю и Судиславу претяща ему ж дати Данилови, реста бо ему: “аже даси королевичю, когда вое хощеши можеши ли взяти под ним; даси ли Данилови, в векы н твой будеть Галичь”. Галичаном бо хотящим Данила, оттуду ж послаша в речих, Мьстислав дасть Галичь королевичю Андрееви, а сам взя Понизье; оттуду иде к Торьцкому. Мьстислав же Немому давшу отчину свою князю Данилови, и сына своего поручив Ивана, Ивану уже умершю, и прия Луческ Ярослав, а Черторыеск Пиняне.

В лето 6735. Начнемь же сказати бесчисленыя рати, и великыя труды, и частыя войны, и многия крамолы, и частая востания, и многия мятежи, измлада бо не бы има покоя.

Седящу же Ярославу в Лучьске, еха Данил в Жидичин кланяться и молитися святому Николе, и зва и Ярослав к Лучьску; и реша ему бояре его: “приими Луческ, зде ими князя их”; оному же отвещавшу, “яко приходих зде молитву створити святому Николе и не могу того створити”, иде в Володимерь. Оттуду же, собравша рать, посласта на нь Андрея, Вячеслава, Гаврила, Ивана; оному же въехавшу, ят бысть с женою своею, ят же бысть Олексою Орешьком: бе бо борз конь под ним, угонив и, и я его до города; и затворишася Лучане. На утрея же приде Данил и Василко, и предашася Лучане; брат же да Висилкови Луческ и Пересопницю, Берестий же ему бе преже дал. Повоеваша Ятвязн около Берестия и угониста и из Володимеря, наехавшима же двеима Мондуничю Шутрови и Стегутови Зебровичю на полк, и убьен бысть Данилом и Вячеславом Шютр, а Стегут убьен бысть Шелвом. Бежащим же Ятвяземь, угони я Данил, Небра язвииетырми ранами, древо же вышибе копье из руку его; Василкови угонившу его, клик бысть велик: “брат ти биется назади”; оному же оставшу, обратися брату на помощь, оному же симь утекшу, а инии разбегошася. Мы же, се оставлеше, на преднее возрратимся.

Данил же посла Демьяна ко тести своему, река ему: “не подобаеть Пиняном держати Черторыиска, яко не могу им терпети”. Демьянови же повестящу с ним: “сыну! сгреших не дав тобе Галича, но дав иноплеменьнику, Судислава льстца светом, обольсти бо мя; ажь бог восхочеть, пойдиве на ня, яз всажу Половци, а ты своими, аще бог дасть его нама, ты возми Галичь, а зя Понизье, а бог ти поможеть; а про Черторыеск прав еси”. Демьяну же приехавшу в великую суботу, наутрея же на велик день приехаста Данил и Василько ко Черторыйску, в понеделник на ночь обьседоста град; тогда же и конь Данилов застрелен бысть с города; наутрея же обьехаста град, Мирослав и Демьян рекоста: “яко предал бог враты наша в руку ваю”. Данил же повеле приступити ко граду, и взяша град их и князя их изъ (ъ) имаша. Потом же Мьстислав великый удатный князь умре: жадящю бо ему видити сына своего Данила, Глеб же Зеремеевичь, убежен бысть завистью, не пустяше его, оному же хотящю поручити дом свой и дети в руце его: бе бо имея до него любовь велику во сердце своемь. И потом же пустиста Ярослава и даста ему Перемиль и потомь Межибожие.

Історія України в документах і матеріалах.— Т. 1.—С. 159—160.

БОЯРИ В ГАЛИЧИНІ

(кінець першої половини XIII ст.)

Бояре же Галичьстии Данила княземь собе называху, а саме всю землю держаху; Доброслав же вокняжилъся бе и Судьичь, попов внук, и грабяше всю землю, и въшед во Бакому все Понизье прия, без княжа повеления; Григорья же Васильевичь собе горную страну Перемышльскую мышляше одержати; и бысть мятежь велик в земле и грабежь от них. Данил же, уведав, посла Якова столника своего с великою жалостью ко Доброславу, глаголя к нимь: “князь вашь аз есмь, повеления моего не творите, землю грабите; Черниговьских бояр не велех ти, Доброславе, приимати, н дати волости Галичким, а Коломыйскюю соль отлучити на мя”; оному же рекшу: “да будеть тако”. В т же час Якову седящу у него, приидоста Лазорь Домажеричь и Ивор Молибожичь, два безаконьника, от племени смердья, и поклонистася ему до земле; Якову же удивившуся и прашавшу вины, про что поклонистася; Доброславу же рекшу: “вдах има Коломыю”; Якову же рекшу ему: “како можеши бес повеления княжа отдати ю сима, яко велиции князи держать сию Коломыю на роздавание оружьником; си бо еста не достойна ни Вотьнина дер. жати”; он же усмявься рече: “то что могу же глаголати?” Яков же приехав вся си сказа князю Данилови. Данил же скорбяще и моляшееся богу о отчине своей, яко нечестивым сим держати ю и обладати ею. И малу же времени минувшу, присла Доброслав най Григоря, река: “яко неверен ти есть”,— противляшеся ему, а сам хотяше всю землю одержати. Свадивьшеся сами и приехаша с великою гордынею, едучю Доброславу во единой сорочьце, гордящу, ни на землю смотрящю, Галичаном же текущим у стремени его; Данилови же видящу и Василкови гордость его, болшу вражу на нь воздвигнуста. Доброславу же и Григорю обоим ловящим на ся, слышав же Данил речи их, яко полны суть льсти, и не хотять по воли его иному ходити, и власть его иному предати, сомыслив же со братом, понужи же видя безаконие их, и повеле его изоимати.

Історія України в документах і матеріалах.—Т. 1.—С. 171.

БОРОТЬБА КНЯЗЯ ГАЛИЦЬКОГО ДАНИЛА 3 ТАТАРАМИ

(1250-ті роки)

По рати же Кремянецькой Куремьсине, Данил воздвиже рать противу Татаром. Сгадав с братом и со сыном, посла Деонисия Павловича, взя Межибожие, потом же воевахуть людье Данилови же и Василкови Болохов, а Лвови Побожье и люди Татарьскыя. Весне же бывши, посла сына своего Шварна на Городок, и на Семоць, и на вси городы, и взя Городок и Семоць и все городы, седящия за Татары, Городеск и по Тетереви до Жедечева. Възъвягляне же солъгаша Шварном, поемше тивуна не вдаша ему тивунити: Шварно же приде поймав городы вся, и по немь придоша Белобережце и Чарнятинци и вси Болоховци к Данилу. Присла же Миндовг к Данилу: “пришлю к тобе Романа и Новгородце, абы пошел ко Возвяглю, оттуда и к Кыеву”; и срече срок во Възъвягля.

В лето 6766. Данило же с братом идоша ко Возвяглю, в силе тяжце, ждя вести от Романа и Литвы; и стоя на Корецки днину, жда вести от них, и пойде ко Возвяглю. Преже посла сынови Шварна, до обьедеть град, на никтоде не утечеть от них: бе же вой с ним 5-сот. Гражане же виливши ратных мало со княземь, смеяхуся стояще на граде. Наутрея же приде Данил со многом множьством полком, со братом си и со сыном Лвом; видивъше же гражане, и ужас бысть в них, и не стерпеша и вдашася; и город зажьже, люди же изведе и вдасть я на подел, ово брату си, ово же Лвови, другия Шварнови, и пойде в дом си прием град. Романови же пришедшу ко граду и Литве, потекши на град Литве, ни ведеша нишьто же, токмо и головне ти, псы течюще по городишу; тужаху же и плеваху, посвойскы рекуще: “янда”, взывающе богы своя “Андая и Дивирикса”, и вся богы своя понимающе, пекомыя беси. Потом Роман еха по отци, поемь со собою мало людий, а прочий пусти домовь. Данило же и Василко бе веселяся а Лев еха домъв си. Литва же роздумавше и воеваша, гнев держаще; ехавше же воеваша около Лучьска, Данилови же не редуще ни Василку, служащий же князя Данилови и людье Василкови, Юрьи, Олекса дворьскый, иней ехаша на не. Ехавшим же на не, онемь же притекшим супротив Кострузе, снузником же сразившимся, не стерпеша, но на бег обратишася. Они же секуще я и бодуще, вогнаша а во озеро (имется) 10 мужь единого коня, мняще яко — “конь вынесеть ны” — и тако погрязаху, ангелом потопляеми от бога посланым; и нагрязе озеро трупов и щитов и шеломов; тоземьце же велику користь имаху волочащея. И бысть на Литву сеча велика. Одолевшим славяху бога и святую госпожю богородицю; послаша же сайгат Данилови и Василкови, о обрадовастася Данил и Василко о помощи божией, иже на поганыя. Се бо беша людие Миндогови и воевода их Хвал, иже велико уб(и)йство творяше земле Черниговьской и Сиръвид Рюшкович; Сирвид же утече, а Хвал убит бысть, инии мнозеи.

В лето 6767. Куремьса пойде на Данила и на Василка, без вести приеха. Василко же сбирашеться во Володимере, а Данило в Холме, посласта ко Лвови, абы поехал к ним. Куремьсе же не перешедшу Стыра, посла люди к Володимеру; въехавшим же ратным воем к городу, изыдоша на не гражане пещьци, и бившимся с ними крепко, и выбегоша из града, идоша к Курьмсе, исповедаша, яко гражане крепце борються с ними. Данило же и Василко одинако сбирастася хотяща битися с Татары. Прилучижеся сице, за грехи, загоретися Холмови от оканьныя бабы. Си же потом спишемь о создании града, и украшение церкви, и оного погибели мнозе, яко всим сжалитиси. Сицю же пламени бывшу, якоже со всее земли заре видити, якоже и со Львова зряще видити, по полем Белзьскымь, от горения силнаго пламени. Людемь же видящим, яко от Татар зажьжен бе град, и вбежаша в места лесна и темь не могоша сбиратися; Данило же сняся с братом, и теши и, якоже от бога бывшей беде не имети желе поганьскы, но на бога надеятися и на нь возложити печаль; яко же и бысть. Потом же ехаста в Володимерь, и собравша мало дружины, и молящася богу о нашествии Татар, да бог избавить я; не могуща же Дружины собрати, сласта семо и онамо. Прилучижеся Василковым людемь выехати, и обретше Татар биша я и колодники имашя. Потом же Куремьсе стоящю у Лучьска, створи бог чюдо велико: Луческ бе не утвержен и не уряжен, и сбегшимся во нь многим людемь, и бе бо зиме бывъши и воде велице, оному же пришедшу к Лучьску и не могшу ему прейти, хотяше мост прияти; гража. ном же отсекшим мост, он же порокы постави отгнати хотя; бог же чюдо створи, и святый Иван, и святый Никола: ветру же таку бывшу, яко пороком вергшу, ветр же обращаше камень на не, пакы же мечющем на не крепко, изломися, божиею силою прак их; и не успевше ничтоже вратишася во станы своя, рекще в поле...

Времени же минувшу и приде Буранда безбожный, злый, со множеством полков Татарьских, в силе тяжьце, и ста на местех Куремьсенех. Данило же держаше рать с Куремьсою, и николи же не боялся Куремьсе: не бе бо могл зла ему створити никогда же Куремьса, дондеже приде Буранда со силою великою. Посла же послы к Данилови, река: “иду на Литву; оже еси мирен, пойди со мною”. Данилови же седшу с братом (и) со сыном, печалны бывше, гадахуть, ведахуть бо, аще Данил поедеть н не будеть с добром. Сгадавъше вси и еха Василько за брата, и проводи (его) брат до Берестья, и посла с ним люди своя; и помолився богу святому спасу избавнику, яже есть икона, яже есть в городе Мелнице во церкви святое богородице и ныне стоить в велице чести, обеща ему Данило король украшениемь украсити и, Василкови же едущу по Борундаи единому по Литовьской земле, обрет негде Литву, избив ю и приведе сайгат Бурондаеви, и похвали Бурандай Василка: “аще брат твой не ехал”; и воеваше ездя с нимь. Ищющю ему сыновца своего Романа, воеваша землю Литсвьскую и Налыцаньскую; княгиню бе бо оставил у брата и сына своего Володимера... Посем же минувшему лету, в лето 6769, бысть тишина по всей земле. В ты же дни свадба бысть у Василка князя у Володимере городе: нача отдавати дщерь свою Олгу за Андрея князя Всеволодича, Чернигову. Бяшеть же тогда брат Василков Данило король, со обеима сынома своима со Лвом и со Шварном, и инех князей много и бояр много. И бывшу же веселью немалу в Володимере городе, и приде весть тогда Данилови (к) королю и к Василкови, оже Бурондай ндеть, оканный, проклятый, и печална быста брата о том велми: прислал бо бяше, тако река: “оже есте мои мирници, сретьте мя; а кто не сретить мене, тый ратный мне”. Василко же князь поеха противу Бурандаеви со Лвом сыновцем своим, а Данило король не еха с братом: послал бо бяше, себе место, владыку своего Холмовьского Ивана. И поеха Василко князь со Лвом и со владыкою противу Бурандаеви, поймав дары многы и питье, и срете и у Шумьски; и приде Василко со Лвом и со владыкою перед онь, с дары. Оному же велику оплату створшу на Василка князя и на Лва, владыка стояше во ужасти велице; и потом рече Буронда Василкови: “оже есте мои мирници, розмечете же городы свое все”. Лев розмета Данилов Истожек, оттоле же послав Пвов розмета, а Василко послав Кремянець розмета и Луческ. Василко же князь из Шюмьска посла владыку Ивана напередь ко брату своему Данилови. Владыце же приехавшю Данилови, н нача ему поведати о бывшем и опалу Бурандаему сказа ему; Данилови же убоявшуся побеже в Ляхы, а из Ляхов побеже во Угры. И тако пойде Бурандай ко Володимерю, а Василко князь с ним, и не дошедшу ему города, и ста на Житани на ночь. Бурандай же нача молвити про Володимерь: “Василко! розмечи город”; князь же Василко нача думать в собе про город, зане немощно бысть разметати вборзе его величеством, повеле зажечи и; и тако черес ночь изгоре всь. Завтра же приеха Буранда в Володимерь, и виде сойма очима город изгоревши всь; и нача обедати у Василка на дворе и пити; обедав же и пив и леже на ночь у Пятидна. Завтра же присла Татарина, именемь Баимура, Баимур же приехавь ко князю и рче: “Василко! прислал мя Бурандай, велел ми город роскопати”. Рече же ему Василко: “твори повеленое тобою”. И нача роскопывати город, назнаменуя образ победы. И посемь пойде Бурандай к Холмови, а Василко князь с нимь, и с бояры своими, и слугами своими. Пришедшим же им к Холмови, город же затворен бысть, и сташа пришедше к нему одаль его, и не успеша у него ничтоже: бяхуть бо в немь бояре и людье добрии, и утвержение города крепко порокы и самострелы. Буранда же росмотрев твердость города, оже немошно взяти его, темже и нача молвити Василкови князю: “Василко! се город брата твоего, едь молви горожаном, а быша ся передале”; и посла с Василком три Татарине, именемь Куичия, Ашика, Болюя, и к тому толмача, розумеюща Рускый язык, што иметь молвити Василко, приехав под город. Василко же ида под город и взя собе в руку камения; пришедше под город и нача молвити горожаном, а Татарове слышать послании с нимь: “Костянтине холопе, и ты другий холопе Лука Иванковичю! се город брата моего и мой, передайтеся”; молвив, да камень вержеть доловь, дая им розум хитростью, а быша ся биле, а не передавалися; си же слова молвив, и потроичи меча каменьем доловь. Сь же великий князь Василко акы от бога послан бы на помочь горожаном, пода им хытростью разум. Костянтин же стоя на заборолех города, усмотри умом разум поданы ему от Василка, и рече князю Василкови: “поедь прочь, аже будеть ти каменемь в чело; ты уже не брат еси брату своему, но ратьный есь ему”. Татарове же, послании со княземь под город, слышавше, поехаша к Бурандаеви и поведаша речь Василкову, како молвил горожаном, што ли молвили пак горожане Василкови. И посемь пойде Буранда вборзе к Люблину, от Люблина же пойде ко Завихвосту.

Історія України в документах і матеріалах.—Т. 1—С. 182—185.

НАПАД ПОЛЯКІВ НА БЕРЕСТЕЙЩИНУ; ПОХОДИ ТАТАР I СПУСТОШЕННЯ НИМИ ГАЛИЦЬКО-ВОЛИНСЬКИХ ЗЕМЕЛЬ

(1286—1287 рр.)

В прежереченая лета, коли Лестько взя Перевореск город Лвов, тоже Ляхове воеваша у Берестья по Кросне, и взяша сел десять и поидоша назад; Берестьяни же собрашася и гнаша по них, бяшеть бо Ляхов двесте, а Берестьян 70; бяшеть бо у них воевода Тит, везде еловый мужьством на ратех и на ловех: и тако угонивше е и бышася с ними, божиею же милостью победиша Берестьяне Ляхы и убишя их 80, а другия поимаша, а полон свой отполониша, и тако придоша во Берестий со честью, слявяще бога и пречистую его матерь во вся веки. Мы же на прежняя возвратимся...

В лето 6791. Хотящу пойти оканьному и безаконьному Телебузе на Ляхы и собравшу ему силу многу, забывшу ему казни божие, еже сбыся над ним во Угрех, о нем же переде сказахом: и приде к Ногаеви, бяше же межи има нелюбовье велико. Телебуга же посла ко Заднепрейскымь княземь и ко Волыньскимь, ко Лвови и ко Мьстиславу и к Володимеру, веля им пойти с собою на войну; тогда же бяху вси князи в неволе Тотарьской. И тако поиде Телебуга на Ляхы, собрав силу многу. Пришедшу же ему к Горине, и срете и Мьстислав с питьем и з дары; и пойде оттоле мимо Кремянець ко Перемилю, ту и срете Во-лодимер князь с питьем и с дары на Липе; и посемь угони (и) Лев князь ко Бужьковичемь и с питьем и ь дары. И пришедшим же им на Бужьковьское поле, и ту перезреша свое полкы, князи же надеяхуться избитья собе и городом взятья; и оттоле поидоша к Володимерю и сташа на Житани. Телебуга же еха обвзирать города Володимеря; а друзии молъвять, оже бы и в городе был: но то не ведомо. В неделю же минуша город, по Микулине дни наутрии день, бог избави своею волею и не взяша города, но насилье велико творяху в городе и пограбиша товара бесчисленное множьство и коний. И тако безаконьны Телебуга пойде в Ляхы; осташа же Татарове друзин у Володимера кор-мити любивеи коне. Си же учиниша пусту землю Володимерьскую, не дадяхуть бо из города ни лезти в зажитье; аще ли кто выехашеть, овы избиша, а другия поимаша, а иныя лупяхуть и коне отъимахуть, и во городе изомре в остою, божиимь гневом, бесчисленное множество. Идущу же Телебузе в Ляхы, и с нимь идоша вси князи, неволею Татарьскою: Лев князь со сыном своим Юрьемь (с своею ратью), а Мьстислав со своею ратью, а Володимер со своею ратью. И тако поидоша ко Завихвосту и придоша ко реце ко Висле; река же стала бяшеть и не могоша ее перейти, и поидоша во верх ей к Судомиру, и переидоша Санпеку по леду; ту же на Сану Володимер воротися от них назад, Вислу переидоша по ледови выше Судомиря; и приступиша к городу со все стороне, но не успеша ничтоже, и почаша воевати землю Лядьскую и стояша на ней 10 дний. Телебуга же хотяше ити ко Кракову, и не дошед его воротися во Торжьку: весть бо приде к нему, оже Ногай попередил его ко Кракову, прити, и про се бысть межю има болшее нелюбье; и тако не снимавшася с Ногаемь и поиде назад на Лвову землю, на город на Лвов. И стояша на Лвове земле 2 недели, кормячесь, не воююче, и не дадяхуть ни из города вылести в зажитье; кто же выехашеть из города, овы избиваша, а друзии поимаша, а иныя излупивше пущагу нагы, а теи от мороза изомроша, зане бысть зима люта велми, и учиниша землю пусту всю. Се же наведе на ны бог грех ради наших, казня ны, а быхом ся покаяле злых своих безаконьных дел, и еще же и наконець исполни на нас гнев (свой): измре в городах во остою бесчисленное множьство, друзии же изомроша в селах вышедше из городов, по отшествии безаконьных Агарян. Но мы на предлежащее возвратимся.

Ногай же оканьный не иде с Телебугою в Ляхы одиною дорогою, зане бысть межи има нелюбье велико, но иде свою дорогою на Перемышль. Пришедшу же ему к городу Кракову, и не успев у него ничтоже, якоже и Телебуга у Судимиря, но воеваше землю Лядьскую, а с Телебугою не снимася, зане боястася оба, сии сего, а сей сего; и тако поидоша назад в свое веже: Телебуга поиде своею дорогою опять, а Ногай своею дорогою.

Тое же зимы и в Ляхох бысть мор велик; изомре их бесчисленное множество.

По отшествии же Телебузине и Ногаеве, Лев князь сочте колко погибло во его земле людий: што поймано, избито, и што их божиею волею изъмерло,— полътретьинадесять тысяче.

Історія України в документах і матеріалах.—Т. 1.—С. 194—195.

Документи взято з хрестоматії з історії України для студентів вузів Укладачі: Б.І.Білик, Л.В.Дячук, Я.С Калакура, С.М.Клапчук, А.П.Конашевич, В.С.Крижанівський, В.Є.Кругляков, В.Я.Мельник, В.Ф.Остафійчук, В.В.Пилипенко, Д.Ф.Розовик, Н.В.Терес, В.І.Червінський, М.М.Ющенко. К.: ІСДО, 1993. - 376 с.

http://www.history.univ.kiev.ua/ukrbooks/pervisn.htm

 (голосів: 1)

Автор: Admin 19 грудня 2007 | Переглянуто: 2572 | Коментарів: 0 | Друкувати
  Популярні
  Опитування
Чому українці часто соромляться визнавати себе українцями?
Бо не знають своєї історії
Тому що українці це виключно злочинці, повії та інші маргінали
Бути росіянином, поляком чи американцем більш престижно
Loading
  Вхід на сайт
ПЕРЕКЛАДАЧ ОНЛАЙН
Copyright © 2005-2017 by Mykola Vitenko
Прикарпатський порталНовиниПогодаАвто Спорт Реферати Аукціон ТуризмМобільний світФорумОголошенняКаталогРекламаГороскопиПошта РоботаЧатиМагазинФiнансиПошукКомп'ютериЛистівкиЗнайомстваБлогиАнекдотиМузикаФотоРадіоМистецтвоХобіРозсилкиРайониВідеоАкціїТелегiдБiблiотекаIсторiяМагазиниТоп 100ЩоденникиПрограмиУкраїнський проектПрикарпатська ледіУкраїнський жіночий порталНерухомість ПрикарпаттяПортал українських колекціонерів УКРАЇНСЬКИЙ ЧОЛОВІЧИЙ ПОРТАЛКОМПЮТЕРНА УКРАЇНАMAN.IF.UAУкраїнська хатаТУРИСТИЧНИЙ ПОРТАЛ